Вверх страницы
Вниз страницы

Crossover: Dreamland

Объявление






Amora ♦ Natasha Romanoff ♦ Dean Winchester ♦ Elena Gilbert
Balatazar ♦ Jane


Рейтинг игры NC-17 (18+), включает слэш/фэмслеш, насилие и откровенные сцены.

Добра тебе, путник! Задумывался ли ты когда-нибудь, как могут персонажи из разных фэндомов и времен спокойно уживаться в одном месте? Нет? А вот у нас они так живут. Локи ходит на чай к Моргане, Мерлин учит Эмму Свон пользоваться своей силой, а на плечах Белоснежки урчит Чеширский Кот. Сальери все также завидует Моцарту, а Доктор и Клара летают среди звезд! "Кроссовер: Страна Грез" ждет всех (в том числе и неканонов) в наш удивительный мир. Мы c огромной радостью примем вас в наши ряды!

- НАМ ОДИН МЕСЯЦ! В ЧЕСТЬ ЭТОГО УПРОЩЕННЫЙ ПРИЕМ ДО 20 МАРТА!
- ГОЛОСУЕМ ЗА АКТИВИСТОВ НЕДЕЛИ!
- ВНИМАНИЕ! ЗАПИСЬ В МАФИЮ!
- ПРИМИТЕ УЧАСТИЕ В НОВЫХ КВЕСТАХ!



- Doctor Who
- DC Comics
- Assassin’s Creed IV: Black Flag


photoshop: Renaissance Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

MOST WANTED: ДЖОНАТАН ХАРКЕР, ФРАНЦИСК ДЕ ВАЛУА, Эдвард Каллен, Джейкоб Блэк, Клинт Бартон, Мастер (Доктор Кто), Джон Смит (Я - Четвертый), Седьмая (Сила Шести), Линкольн Ли, Ханна Хеллер, Каст Гарри Поттера, Сэм Улей, Сэт Клироутер, Розенберг, Себастьян Михаэлис, Винсент Келлер.


ФЛУДЕРЫ НЕДЕЛИ 17.02-23.02

ИГРОКИ НЕДЕЛИ 17.02-23.02

АКТИВИСТЫ НЕДЕЛИ 17.02-23.02

ПАРА НЕДЕЛИ 17.02-23.02




День всех влюблённых, пожалуй, был самым любимым праздником Вольфганга. Когда-то, совсем недавно, этот праздник был лишь поводом "закадрить" очередную девушку, а сейчас, подарив своё сердце Антонио, этот праздник стал чуть ли не святым. Прохаживаясь вдоль различных бутиков и выбирая любимому подарок, Моцарт молился об одном: нигде не столкнуться с итальянцем. Всё-таки сюрприз испортить не хотелось. Да и Сальери может разволноваться, что Амадей ушёл один: незнакомый город, как никак, незнакомая страна, незнакомое время...
read more this
ПРОЕКТ ЗАКРЫТ. ВСЕМ ЖЕЛАЮЩИМ ПРОДОЛЖАТЬ ИГРУ И БЫТЬ С НАМИ ДО КОНЦА ПРОСИМ НА НОВЫЙ ПРОЕКТ - http://crossmirror.rusff.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossover: Dreamland » Our Days » God, please, save me.


God, please, save me.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

» Название:
God, please, save me.

» Дата:
14/02/2014

» Место:
Manhattan

» Участники:
Salieri, Mozart, Baltazar

» Очередь:
Salieri, Mozart, Baltazar

» Сюжет:
14 февраля всегда считается днем всех влюбленных. Так и Антонио. В этот день он потратил все деньги, чтобы купить Вольфгангу подарок, но не дошел до дома. Уличные грабители напали на композитора, отобрали все деньги и ценности, пырнули ножом и бросили умирать. Вольфганг, беспокоясь за возлюбленного, выходит на улицу и обнаруживает там умирающего Антонио. В отчаянии он просит Бога сохранить жизнь капельмейстера. На зов является любопытный Бальтазар.

0

2

День всех влюбленных. Он так долго ждал этого. В их время, любовь к Вольфгангу считалась бы кощунством, чем-то из рода запретного. А в этом мире они не одни такие. Множество пар ведут себя подобно им двоим. Подарок... Что же выбрать ему в подарок? - волновался мужчина, переминаясь с ноги на ногу и беглым взглядом оценивая цены и представленные на витрине предметы. Выбор пал на дорогие часы, выполненные в форме золотой звезды. Пришлось раскошелиться и оставить на подарок 500$. Зато Вольфганг точно будет доволен, и эта мысль заставила Антонио слегка улыбнуться. Спрятав под куртку заветную коробочку, композитор быстро зашагал к их дому. Как хорошо, что Моцарт наконец переехал жить к нему. Констанция наверняка надеялась удержать у себя ветреного гения, но не вышло. Сердце юноши было отдано Сальери, который бережно хранил этот невообразимо ценный дар. Ему не хватало дней, чтобы насладиться обществом объекта обожания, не хватало ночей, чтобы рассказать ему о своей страсти в безудержном танце двух тел. Наверное, это из тех романов, что живут вечно... Сальери потуже затянул шарф и ускорил шаг, чтобы быстрее оказаться дома. Тревожное предчувствие пойманной птицей забилось в его сердце, заставив нервно оглянуться.  он не ошибся в своих предчувствиях. Под ребра вонзилась ледяная сталь ножа, заставив вскрикнуть от боли. Но удары не прекратились, а наносились один за одним, с какой-то пугающе-нездоровой яростью. Сил на хоть какой-то звук не было, да и вообще, ноги подкашивались от слабости, в глазах темнело, и когда капельмейстера пнули под ноги, тот мешком рухнул в сугроб, окрашивая его алым цветом крови, ручьем льющейся из ран. Грубые руки разодрали его куртку и отняли подарок, забрали деньги и оставили. Умирать. Он брошен на верную смерть. Композитор отчаянно хрипел, зажимая множественные раны, чувствуя, как кружит над ним смерть. Вольфганг... Прости меня... Я не смог, не смог быть рядом всегда. Возвращайся к Констанции... Будь ей верным мужем вновь, а я буду приглядывать за тобой с небес. Чертово время! Неблагодарная смерть... Господь, ты решил забрать меня прямо в этот святой для влюбленных день? Твою мать, я хочу жить! Я не все успел! Это несправедливо... - на последней мысли сознание покинуло мужчину, уступив место давящей тьме.

+1

3

День всех влюблённых, пожалуй, был самым любимым праздником Вольфганга. Когда-то, совсем недавно, этот праздник был лишь поводом "закадрить" очередную девушку, а сейчас, подарив своё сердце Антонио, этот праздник стал чуть ли не святым.
Прохаживаясь вдоль различных бутиков и выбирая любимому подарок, Моцарт молился об одном: нигде не столкнуться с итальянцем. Всё-таки сюрприз испортить не хотелось. Да и Сальери может разволноваться, что Амадей ушёл один: незнакомый город, как никак, незнакомая страна, незнакомое время...
Зайдя в ювелирный магазин, Моцарт сразу направился к стеллажам с кольцами. Без понятия почему, его просто словно тянуло туда. В глаза сразу бросилось золотое кольцо, на котором серебряной гравировкой красовалась строчка из молитвы. Вроде должно подойти... Оплатив покупку, Вольфганг забежал за шампанским и быстрым шагом направился домой. Сальери будет недоволен, если обнаружит, что юноши нет дома.
Настроение было поднято донельзя.Несмотря на лежащий повсюду снег и падающие снежинки, светило солнце и ветра почти не было. Это должен быть самый прекрасный праздник в нашей жизни, улыбаясь, подумал Амадей, заворачивая за угол. Почти возле дома итальянца юный гений увидел небольшую кучку людей, отчаянно что-то обсуждая.
- Хм? - ускорив шаг, Вольфганг подошёл к столпищу, но то, что он там увидел, заставило его сердце вырваться из груди.
- Антонио! - Моцарт бросился к лежащему на уже красном снегу телу, падая перед ним на колени. - Любимый, что с тобой? Открой глаза, прошу! - но Сальери так и лежал бездвижно на земле. - Что вы стоите??? - неожиданно закричал Амадей, прижимая раненного мужчину к груди. Кто-то направился домой, кто-то осуждающе качал головой, услышав то, как назвал итальянца юноша. Всем было всё равно. Такое время. Это Амадей понял чуть ли не в первые дни проживания в 21 веке. Эти люди равнодушны. Нет, они бездушны. - Прошу... Кто-нибудь... - от понимая, что он сам не может ничего сделать, становилось ещё хуже. - Господи, помоги... Хоть ты спаси моего Антонио... Забери  мою жизнь, только не трогай его... В чём он виноват? За что? - горячие слёзы падали на холодное бледное лицо Сальери, скатываясь на снег и исчезая в нём. Неужели всё? Неужели закончилась их история? Если всё так закончится, ему самому не за чем жить. Но душа всё ещё молила о помощи...

Отредактировано Wolfgang Amadeus Mozart (22-02-2014 20:54:22)

+1

4

Собираясь сегодня прогуляться по городу Бальтазар, конечно, подозревал, что шуму из-за сегодняшней даты будет много, но даже не думал, что настолько много. Приходилось стараться обходить особенно людные места, иначе был риск сойти с ума от слишком большого скопления народа в одном месте. И чего они такое значение предают этому празднику, просто лишний повод потратить деньги. Ну, в любом случае, это их проблемы, меня не касающиеся, по крайней мере пока меня никто не трогает.
Однако, проходя мимо какого-то дома, ангел заметил, что толпа рядом с ним очень шумела, более того, он услышал полный боли крик, а после почувствовал, как кто-то молит о помощи. Что там произошло такого? Видимо не у всех людей праздник проходит счастливо и радостно. Пробравшись сквозь толпу, которая помогать, судя по всему, не очень спешила, а просто смотрела, Бальтазар увидел не самую милую картину. Да, умеют некоторые развлекаться в праздники, подумал мужчина, понимая, что на человека, которого он видел перед собой, напали.
Подойдя ближе, он присел рядом с двумя мужчинами, бегло осматривая повреждения одного из них. Хорошо ему досталось...Вряд ли он это переживёт и дождётся врачей.
- Повреждения слишком серьёзные, даже если скорая и приедет в ближайшее время, они ничего не смогут сделать, - посмотрев в полные страха глаза юноши, державшего на руках мужчину, пояснил ангел. Лучше бы ему знать об этом. Не самая обнадёживающая информация, зато правда. Хотя...я же могу помочь ему, только вот стоит ли? За бесплатно то. Ладно, предложу, а там потом подумаю, что с ними делать.
- Правда, я смог бы ему помочь, но не за бесплатно, - пожав плечами заявил ангел. - Я, конечно, не знаю, что ты можешь мне предложить, но думаю, что могу просто записать тебя в должники и прийти за долгом, когда ты мне пригодишься, - уточнил Бальтазар, всё так же глядя на шокированного парнишку. - Если конечно тебе не страшно принимать мою помощь на таких условиях и если он, - Бальтазар кивком указал на израненного мужчину, - вообще тебе дорог. Подумай хорошо, стоит ли он того, чтобы рисковать собой и соглашаться на такое странное предложение.
Усмехнувшись, ангел закончил разъяснения, вновь смотря на юношу и ожидая его решения. Понятное дело, он не собирался помогать ему, если тот не готов был пожертвовать всем ради этого мужчины, это было бы слишком неинтересно, а если будет готов, то позже Бальтазар найдёт способ взыскать долг с этого человека, а может даже и с обоих.

Отредактировано Baltazar (23-02-2014 17:37:33)

+2

5

- Повреждения слишком серьёзные, даже если скорая и приедет в ближайшее время, они ничего не смогут сделать, - послышался чей-то голос, и, обернувшись, Моцарт увидел мужчину лет сорока. - Правда, я смог бы ему помочь, но не за бесплатно. Я, конечно, не знаю, что ты можешь мне предложить, но думаю, что могу просто записать тебя в должники и прийти за долгом, когда ты мне пригодишься, - продолжал незнакомец. Амадей лишь крепче прижал к себе Антонио, шокировано глядя на мужчину. Кто это мог быть? Неужто господь его услышал и послал ангела, например? Будь сейчас Моцарт в нормальном состоянии, он непременно бы посмеялся над таким предположением, но сейчас было далеко не до смеха.
- Если конечно тебе не страшно принимать мою помощь на таких условиях и если он вообще тебе дорог. Подумай хорошо, стоит ли он того, чтобы рисковать собой и соглашаться на такое странное предложение. - стоит ли? Стоит ли этого его Антонио? Эти слова больно кольнули сердце композитора, зажигая в нём небольшой огонёк ненависти к незнакомцу. Да Сальери был для него небом, солнцем, воздухом... Он был для Моцарта всем! Как этот незнакомец вообще может так говорить?
Но времени на злобу не было, ровно как не было времени и на расспросы. Голова отказывалась работать, отчаянно вопя о том, что этот мужчина - единственный шанс спасти любимого.
- О! Я согласен, конечно, я сделаю всё, что Вы хотите, только прошу, пожалуйста, спасите его! - слёзы вновь полились с новой силой. Оставив Сальери лежать на снегу, Амадей на коленях подполз к незнакомцу и схватил его за край пальто, умоляюще глядя в галаза. - Я прошу Вас! Забирайте всё, что хотите! Только помогите ему, умоляю...

Отредактировано Wolfgang Amadeus Mozart (23-02-2014 21:40:35)

+1

6

Бальтазар даже не думал, что этот парнишка так резко отреагирует на его слова. Он, конечно, понимал, что либо ему поверят и попросят спасти раненного, либо не поверят и пошлют подальше. Но чтобы такая реакция была...Да, ангел этого не ожидал и даже малость растерялся.
- Хорошо, я понял, я помогу ему, если ты отпустишь мой плащ, для начала, и постараешься успокоиться, возможно мне понадобится твоя помощь, а в таком состоянии, - ангел оценивающе осмотрел человека, думая, чем он сможет помочь и уверяясь в том, что так себя ведя - ничем, продолжил, - а в таком состоянии ты вряд ли способен на помощь. Соберись и возьми себя в руки, мне не надо истерик. А ещё лучше будет, если ты возьмёшь на руки его, - Бальтазар кивком показал на лежащего на снегу мужчину. Пока юноша собирался с силами и выполнял поручение ангела, мужчина окинул взглядом толпу и, решив, что столько свидетелей чудесного исцеления ему не нужно, сердито крикнул, чтобы расходились. Только после того, как люди действительно разошлись, ангел вернул своё внимание к двум мужчинам. Так, тут не лучшее место чтобы его лечить, ему нужно будет тепло, а лёжа на снегу много тепла не получишь, куда бы его деть... Обернувшись, ангел посмотрел на дом, который был ближе всего к ним. Ладно, будем надеяться, что никого, кто может нам помешать там не будет, некогда выяснять, где их дом и тому подобное, потом их туда перенесу, ну или сами дойдут.
Подойдя к мужчинам, ангел присел рядом, касаясь плеча юноши, державшего на руках раненного. - Значит так, сейчас я кое-что сделаю, и когда это произойдёт ты не будешь задавать вопросов и заниматься прочими глупостями, разберёмся с этим после того, как я вылечу его, - после этих слов Бальтазар, не дожидаясь ответа, переместился в тот самый дом. Окинув взглядом комнату, в которой они оказались он заметил диван, который отлично подходил для лечения и, осторожно подхватив на руки "пациента" отнёс его туда, не менее осторожно укладывая.
Осталось не так много времени, ранения слишком серьёзные, отметил ангел, осмотрев мужчину ещё раз. Решив, что медлить дальше не нужно, Бальтазар положил ладонь на лоб раненного, направляя свои силы на лечение человека. Надо было залечить большую часть ран, несерьёзные сами пройдут, а вот опасные для жизни так не умеют.
Закончив с исцелением ангел убрал ладонь, на это потребовалось всего несколько мгновений и он надеялся, что спутник лежавшего на диване мужчины не успел ничего натворить. Пора было и ему внимание уделить.
- Ну вот и всё, через пару минут он придёт в себя, а пока что я могу ответить на какие-то твои вопросы, раз уж делать всё равно нечего. Только сначала ответь на мой, не знаешь, в чей дом я нас перенёс и как скоро появятся его хозяева? - спросил Бальтазар, посмотрев на юношу, всё же хотелось избежать не самой нужно встречи с другими людьми и лишних разъяснений.

+2

7

Боль. Холод. Тьма. Они едины, словно ноты. Неразрывно связаны между собой, точно как ноты. Ноты смерти. Которая уже накрыла его ласковым крылом, утягивая туда, где нет места тревогам земной жизни. Крупицами разума, тем самым огоньком нетронутым нотами его похоронного реквиема, он продолжал бороться. Только вот темнота давила сильнее с каждой секундой, не позволяя ему прорваться к свету. Но Антонио не мог ей уступить. Там оставался его Вольфганг... Он же пропадет, растает, погибнет в этом неуютном мире. Сальери же обещал ему быть всегда рядом. Более того, разве любовь не чудодейственная сила? Разве она не способна... Нет, на такое точно нет. Это реальность, а не легенды. Это реальность, в которой смерть это естественный процесс, реальность, где нет места чудесам. Но как же не хотелось уходить... Он так мало успел в этой никчемной жизни. Более того, он же должен присматривать за своим гением... разве это чудо сможет без него? Сальери точно не хотел такого бесславного конца, для своей путеводной звезды. Он знал это, потому, то случись такое с Вольфгангом, Антонио бы не задержался в этом мире, последовав за любимым в царство смерти. И вот, темнота душит, наваливается, стирает из памяти время и образы... Он уже не может вспомнить имя и лицо того, ради кого боролся. Но вот, в один момент тьма уходит так резко, что Антонио недоумевает, что случилось, жадно глотая воздух и растеряно моргает. Спустя миг до него доходит, что он жив, здоров и в их квартире. И что рядом с Вольфгангом, который отчаянно теребит краешек своего пальто (пальто? он же должен был быть дома?), стоит незнакомый мужчина. Ревность так же внезапна, как и уход тьмы, она обжигает легкие, заставляет неподготовленное тело вздрогнуть. Ум пытается достучаться до собственнического сердца, что нужно успокоиться и разобраться, а не ревновать, но безуспешно. Темные глаза капельмейстера настороженно разглядывают незнакомца. Что-то в нем не так. Словно он прячет истинный облик. Замечательно. У меня еще и паранойя.

+1

8

Юноша даже не понял, как они оказались в доме Сальери. Но это интересовало юношу меньше всего, ровно как и то, кто вообще такой этот мужчина?
- Значит так, сейчас я кое-что сделаю, и когда это произойдёт ты не будешь задавать вопросов и заниматься прочими глупостями, разберёмся с этим после того, как я вылечу его, - Моцарт кивнул, даже не понимая, что говорил незнакомец. Всё это было неважным, главное, чтобы это помогло Сальери, а как помочь - без разницы. Сейчас Амадей даже душу дьяволу был готов продать. Вольфганг крепко сжал ладонь Антонио, поцеловав её. Казалось, что проходит целая вечность. Но наконец, вновь послышался голос незнакомца, и в этот раз Амадей услышал его слова.
- Ну вот и всё, через пару минут он придёт в себя, а пока что я могу ответить на какие-то твои вопросы, раз уж делать всё равно нечего. Только сначала ответь на мой, не знаешь, в чей дом я нас перенёс и как скоро появятся его хозяева? - Через пару минут... Придёт в себя... Сердце Моцарта забилось быстрее, он будто снова начал дышать, снова начал жить.
- Это дом Антонио... - словно в тумане ответил Вольфганг. Всё равно, в голове варилась каша, юноша не мог разобрать всего разом, поэтому и спросить то толком ничего не мог, растерянно хлопая глазами. Затем он вновь поцеловал ладонь Сальери, тихо шепча:
- Антонио... Прошу тебя, борись за жизнь, теперь она только в твоих руках... Не оставляй меня здесь одного... Умоляю... - снова потекли слёзы, падая на руку итальянцу. Послышалось учащенное дыхание, и, подняв глаза, Вольфганг увидел настороженный взгляд Сальери, обращённый даже не в его сторону.
- Любимый, Антонио, господи, ты жив! Как ты меня напугал, у меня сегодня будто часть меня забрали... Как я боялся тебя потерять! - Моцарт крепко обнял мужчину. - Я больше никогда не отпущу тебя одного...

0

9

Дом Антонио? Да, это определённо о многом мне говорит, кроме того, что это может быть домом композитора 18 века. Или какого-то его фанатика-подражателя. Но да ладно, я скоро покину этих двоих, как только удостоверюсь, что с раненый окончательно пришёл в себя, а с хозяевами если что сами разберутся. Хотя я бы понаблюдал за этой картиной. Мысль о том, что этим двоим может быть придётся разбираться с настоящими хозяевами дома повеселила, хотя ангел и подозревал, что это может быть их дом. Но тогда все не так интересно, надо было куда подальше перенестись.
Бальтазар немного отвлёкся на собственные размышления, а потому, когда снова вернулся к двум мужчинам, увидел, что  его пациент уже очнулся и приходил в себя, а парнишка рядом с ним уже начал тараторить что-то про то, как он боялся его потерять. Не отпустит он, как же, цепями к себе прикуёт что ли, усмехнувшись, подумал ангел. Зато теперь он знал, что человек, которого он только что вытащил с того света и был Антонио, то есть хозяином дома и ждать дальше, судя по всему, больше необходимости не было, да и ничего хоть немного интересного уже наверняка не произойдёт.
- Уважаемый, - подойдя к голубкам, несерьёзным тоном ангел обратился к юноше, отвлекая его от своего ненаглядного, - знаю, что сейчас Вы не особо меня слушаете, но всё же советую Вам не забывать о том, что Вы мне пообещали. Поверьте, когда Вы мне понадобитесь, я не замедлю прийти за долгом, так что будьте готовы расплатиться за услугу. Сказав это ангел уже собирался было удалиться, но вспомнил об ещё одной маленькой детали, которую следовало бы уточнить. Это было совсем не обязательно, но пускай.
- Кстати, как Вашего возлюбленного зовут я уже понял, а как, собственно, Ваше имя? - обернувшись, поинтересовался он у всё ещё незнакомого ему мужчины.

0

10

- Уважаемый, - Вольфганг обернулся и увидел перед собой спасителя. - Знаю, что сейчас Вы не особо меня слушаете, но всё же советую Вам не забывать о том, что Вы мне пообещали. Поверьте, когда Вы мне понадобитесь, я не замедлю прийти за долгом, так что будьте готовы расплатиться за услугу.
- О... - Моцарт соскочил с места, падая перед незнакомцем на колени. - Конечно! Я сделаю всё, что Вы попросите! Я Вам так благодарен, Вы не представляете, что Вы для меня сделали! Я никогда Вас не забуду, не забуду Вашей помощи, я готов расплатиться когда угодно и чем угодно! - быстро говорил юноша, схватив мужчину за руку и целуя её. - Я сделаю всё, что угодно... - уже шёпотом повторил Моцарт, не сумев сдержать слёз.
- Кстати, как Вашего возлюбленного зовут я уже понял, а как, собственно, Ваше имя? - да, Амадей так закрутился в сегодняшних событиях, что совсем забыл представится.
- О, прошу прощения... Вольфганг Амадей Моцарт. Ваш вечный должник... - не вставая с колен, представился Вольфганг. А вот теперь пришло время всё-таки узнать, кто же тот незнакомец.
- Позвольте спросить имя спасителя... - а вместе с интересом к имени пришло понимание того, что только что в буквальном смысле произошло чудо. Я уж и не удивлюсь, если это будет сам Бог... подумал юноша. Действительно, учитывая то, что за пару секунд они из тёплой постели оказались неизвестно где, так к тому же и в далёком-далёком будущем, этот факт будет вполне объяснимым. Интересно, что вообще произошло... подумал Моцарт, но спросить так и не решился.

0

11

Да, приходить в себя после того, как ты чуть не отправился на тот свет весьма непросто. Шок от того, что случилось, вс еще не проходил. А то, что незнакомец не торопился уходить, лишь распаляло пришедшего в себя композитора. В темных глазах плескалась самая настоящая ярость и ревность. Антонио на миг оторвался от своего интересного занятия (которое называлось - продырявь взглядом мнимого соперника) и ощупал разорванную куртку в поисках подарка и вспомнил, что золотые часы украли. Не удержав себя, композитор горестно рыкнул, схватившись за голову. Подарок стоил целое состояние и получится, что этот день, день любви, Вольфганг останется без дара от своего возлюбленного.
- Украли... Конечно же... Только дурак бы не позарился на эти проклятые часы, - пробормотал композитор, вскидывая отчаянный взгляд на своего гения и замер, словно громом пораженный. Вольфганг лепетал слова благодарности, целуя руку того самого незнакомца. Целуя. Его. Руку. Сальери недобро усмехнулся, снова буравя незнакомца злым взглядом. Он не должен себя так вести. Одних слов бы хватило, но не... Он трогает его! Это невыносимо! - рассудок бедного композитора грозился взорваться от переизбытка эмоций. Потому что Вольфганг не должен был так вести себя с тем странным человеком, пусть даже тот и спас жалкую душу Антонио.
- Послушайте, я благодарен вам за то, что вы для нас сделали, однако попрошу вас покинуть нашу квартиру. И когда придет время взять должное, можете взять это с меня. А теперь уходите.
Антонио кинул сердитый взгляд на любовника и, поднявшись с кровати, скинул с плеч разорванную куртку, и оттуда вылетело письмецо, которое должно было прилагаться к тем золотым часам. Но Антонио не заметил этого и ушел в ванную комнату, громко хлопнув дверью. Этим он дал понять, то зол на своего возлюбленного за его слишком вольное поведение. мужчина включил воду и плеснул на лицо холодной водой, зажмурившись. Потом просто замер, сжав в ладонях края раковины. Злость все еще не хотела его отпускать.

+1

12

Кажется, этот парнишка крайне сильно любил ползать коленками по полу перед незнакомцами. По крайней мере у Бальтазара сложилось именно такое мнение после того, как этот юноша снова решил встать на колени перед ангелом. Только на этот раз его руке тоже досталось немного благодарности. Я конечно всё понимаю, но это уже слишком, я всего лишь залечил несколько ран, к чему так реагировать?
- Вольфганг...Моцарт? Вот значит как... - переспросил ангел, думая, что Сальери, судя по всему, тот самый композитор, о котором он подумал. Только вот что они забыли в нашем времени, что им в своём веке не сиделось?Странно, ну да не важно это всё.
- Я Бальтазар, и нет, я не Бог, а просто ангел, - вслух ответил Бальтазар на мысли Моцарта. - А на счёт того что произошло, я просто вылечил его раны, секундное дело, ну, для меня по крайней мере, - пожав плечами закончил мужчина объяснять. Вдаваться в подробности он не собирался, а вот так кратко можно было и ответить.
Правда, пока они с Вольфгангом разбирались, что, де и когда, его ненаглядный успел придти в себя и сейчас дырявил взглядом ангела. Да ну сколько можно, такими темпами действительно можно дырку во мне просмотреть, странная реакция для человека, которого только что вытащили с того света. Он уже собирался возмутиться по этому поводу, но его опередили и попросили покинуть квартиру, да при чём таким тоном, будто бы собирались убить на месте, если он не послушается. Ну просто замечательно, только этой ерунды с ревностью мне и не хватало.
Пока ангел мысленно поражался тому, сколь глупо и безосновательно сейчас поступает недавно вылеченный Сальери, тот успел свалить в другую комнату, обронив какую-то бумагу и громко хлопнув дверью.
- Это у вас всегда так мило проходят семейные праздники? - задумчивым голосом задал риторический вопрос ангел, глядя на захлопнувшуюся дверь.

0

13

- Я Бальтазар, и нет, я не Бог, а просто ангел, а на счёт того что произошло, я просто вылечил его раны, секундное дело, ну, для меня по крайней мере, - как ни в чём не бывало ответил Бальтазар. Боже, я скоро с ума сойду такими темпами. Всё было очень странно: перемещения, до сих пор неизвестно как созданные человеком вещи, вроде телефона и телевизора, теперь ещё чудесное исцеление и ангелы... Мда, тут у любого голова кругом пойдёт. В любом случае, сейчас всё это не имело значения.
- Украли... Конечно же... Только дурак бы не позарился на эти проклятые часы, - наконец и Сальери подал голос.  Моцарт обернулся, подойдя поближе, растерянно посмотрев на любимого.
- Какие часы? - бедный Амадей сегодня получил такой стресс и удар по нервной системе, что совсем забыл о сегодняшнем празднике, и ему даже в голову не пришло, что его любимый приготовил подарок.
Но вместо ответа послужил лишь непрерывный свирепый взгляд, и то обращённый не в его сторону.
- Послушайте, я благодарен вам за то, что вы для нас сделали, однако попрошу вас покинуть нашу квартиру. И когда придет время взять должное, можете взять это с меня. А теперь уходите. - эта реплика заставила слегка покраснеть Моцарта и испытать неловкость перед Бальтазаром. Всё-таки он спас Сльери, негоже так обращаться со спасителем. Мало ли, каким может оказаться этот ангел. Вот возьмёт и отдаст итальянца обратно в руки смерти. От этой мысли сердце Моцарта сжалось, побежали мурашки, а в глазах застыл немой ужас. Нет, нет, ангел не мог такого сделать... Ведь не мог же?
- Антонио, - шепнул Амадей, показывая, что так говорить не следует, но Антонио его просто проигнорировал, к тому же ещё и ушёл в ванну. - Чёрт... Антонио! - уже крикнул композитор, но в ответ услышал лишь то, как хлопнула дверь. - Отлично...
- Это у вас всегда так мило проходят семейные праздники? - задумчиво спросил спаситель.
- Иногда... - так же задумчиво ответил Моцарт, вздыхая. - Просто очень ревнивый. Скоро, ей-богу, к кровати начнёт ревновать. Он слишком боится меня потерять... - вспомнив о том, как сам Моцарт чуть не умер и как переживал Антонио, какие потом шли признания, как итальянец боролся за его жизнь, Вольфгангу стало ещё печальнее.
- Я искренне сожалею, что всё так вышло. Я Вам очень благодарен, и не сомневайтесь, он тоже, но люди зачастую не могут справится со своими эмоциями, у них нет выдержки...  Ещё раз Вас благодарю. И отныне, клянусь Вам, я буду делать всё, что захотите. - Моцарт низко поклонился. Дождавшись, пока ангел уйдёт, юноша поспешил пойти успокоить своего ревнивца, но тут его взгляд упал на лежащий рядом с брошенной курткой конверт.
Немного подумав, Моцарт подобрал его и распечатал. То, что было там написано, заставило нежно улыбнуться.
Мой любимый Вольфганг. Сегодня наш день, наш праздник. И мне хочется пожелать, чтобы мы всегда были рядом. Прими от меня эти часы, чтобы всегда напоминали обо мне, о моей любви к тебе и нежности, которую не описать ни словами, ни подарками. Но просто знай, что я тебя очень сильно люблю и никогда никуда не отпущу. Твой Антонио.
- Какой же ты идиот... - улыбнувшись, прошептал Моцарт, бережно кладя письмо на стол. Всё-таки, он чувствовал свою вину в сегодняшнем происшествии. Ведь Сальери пошёл ему за подарком, из-за него сегодня вышел из дома, из-за него попал под нож...
- Любимый... Прости меня... - проронил Моцарт, заходя в ванну и обнимая итальянца сзади. - Из-за меня всё это произошло... Я всегда приношу тебе одни неприятности и боль... Но поверь, мне не менее больно, чем тебе. Меня всегда тревожит то, что я для тебя как обуза и магнит для несчастий... Но я очень тебя люблю, ты же знаешь... - Вольфганг ткнулся лбом в спину любимого. Он прекрасно понимал, на что злился Сальери. Наверняка на то, как отчаянно он благодарил ангела. Но это сего лишь эмоции и искренняя радость за то, что любимый остался жив.
- Это всего лишь эмоции, Антонио. Глупо сердиться на своего спасителя и на меня. Я просто был очень счастлив, что не потерял тебя, неужели ты не понимаешь? - чуть повысил голос Амадей. - Ты представить не можешь, что я испытал...

Отредактировано Wolfgang Amadeus Mozart (26-02-2014 22:29:56)

0

14

Моцарт... Ведь они были врагами когда-то а сейчас они любовники. Он едва не умер, и еще пытается диктовать своему вольнодумцу что ему делать, а что нет? Похоже, он окончательно сошел с ума. Антонио застонал, прикрыв глаза. Ревность выжигала его изнутри и он никак не мог с этим справиться. И от этого было еще паршивей на душе. Пальцы мужчины с такой силой сжимали края раковины, что костяшки побелели от напряжения. Он словно бы сходил с ума, прекрасно зная, что для того нет причин. И все равно...
- Любимый... Прости меня... - послышалось сзади Антонио. Капельмейстер вздрогнул, когда возлюбленный обнял его и вслушался в то, что он говорил. И с каждым новым словом вина подобно хлысту ударяла по лицу, заставляя морщиться и закрывать глаза, в надежде унять бурю внутри.
- Вольфганг... Я знаю, каково это, ведь я уже однажды чуть не потерял тебя. Я понимаю, я все, черт возьми понимаю! - рыкнул он, оборачиваясь к юноше и резко вжимая его в стену. - Это эмоции, но неужели ты не понимаешь, не знаешь, каков я? Что я всегда думаю не то, что надо? - зло выговорил Антонио, хотя в глазах плескалась боль и отчаяние, но остановиться было сложно. Он отступил от юноши на шаг и потряс головой.
- Интересно, какой долг с тебя взыщут? А? А если он потребует разделить с ним ложе или твою душу, твою преданность? Ты об этом подумал? Это не наш век, Вольфганг. Тут не все такие благочестивые как там.
Если он попробует отнять у меня самое дорогое что есть - я убью его. И плевать, если я слягу сам. Антонио опустил глаза в пол и горестно вздохнул. Опять я все испортил. - Я не понимаю, как ты можешь жить с таким как я. Со мной никогда не будет все легко и просто, маэстро..
С этими словами он, сгорбившись, вышел из ванной, оставив Вольфганга наедине со своими мыслями, чувствуя себя как последняя сволочь. На столе лежало его письмо, которое он хотел приподнети вместе с подарком. Несколько секунд Сальери молча смотрел на листок бумаги, после чего с тяжелым вздохом сел на кровать, запуская руки в волос и закрывая глаза. Я не хочу, чтобы он себя винил во всем, что случилось. Пусть злится на меня...

0

15

Да, я так сразу и подумал, что он на самом деле сама доброта, как и многие другие люди, у них просто нет выдержки.Действия Сальери выглядели довольно смешно, по мнению Бальтазара, но, наверно где-то он и был прав, всё же этот мальчишка повёл себя слишком эмоционально. Иногда люди перегибают палку в выражении того, что чувствуют, им бы знать об этом не помешало. Ну, я сюда пришёл не этикету их учить, а ревнивец этот уже вылечен и, судя по поведению, пришёл в себя.
- Зато по его поведению можно сказать, что он уже оправился и, вроде, легко пережил свою почти смерть, - пожав плечами, нашёл Бальтазар плюсы в таком поведении спасённого им человека.
О, семейные разборки на четырнадцатое февраля, которое, вроде как, день всех влюблённых, это замечательно, но уж слишком неинтересно, а потому ангел лишь усмехнулся, дослушав Моцарта, уже начиная думать, зачем ему может пригодиться этот человечешка да что можно с него потребовать как плату. Конечно ты сделаешь всё, что мне приспичит, ещё бы. Всё таки спасение почти мёртвого человека ему дорого обойдётся, осталось решить как.
- Ладно, жизнь я ему спас, о долге Вам, Моцарт, напомнил, теперь пора и покинуть вас, разбирайтесь друг с другом сами, - Бальтазар собирался уже покинуть этот дом, когда вспомнил, что следует предупредить этого парнишку, мало ли, что взбредёт в голову Сальери, - Только ты не забудь приглядывать за ним, кто знает, до чего он там сейчас в ванной додумается, а второй раз спасать его с того света я не собираюсь.
Кивнув на прощание Моцарту, ангел через мгновение оказался в собственном особняке, всё таки после такой крайне тяжёлой работы следовало отдохнуть, чем Бальтазар и собирался заняться.

0

16

- Вольфганг... Я знаю, каково это, ведь я уже однажды чуть не потерял тебя. Я понимаю, я все, черт возьми понимаю!  Это эмоции, но неужели ты не понимаешь, не знаешь, каков я? Что я всегда думаю не то, что надо? - Моцарта не несколько секунд нехило впечатали в стену, заставив его закусить губу от лёгкой неприятной боли, что разлилась по его телу. Но никакая боль физическая не могла сравнится с болью, что царила у него внутри.
- Интересно, какой долг с тебя взыщут? А? А если он потребует разделить с ним ложе или твою душу, твою преданность? Ты об этом подумал? Это не наш век, Вольфганг. Тут не все такие благочестивые как там. - Сальери отошёл назад, освобождая Амадея. Последний лишь неловко рассмеялся.
- Антонио, о чём ты говоришь? Зачем ему какой-то мальчишка? Он же... Ангел, чёрт его дери.
Но Сальери лишь ответил:
- Я не понимаю, как ты можешь жить с таким как я. Со мной никогда не будет все легко и просто, маэстро.. - сказал и вышел из ванной.
- Маэстро... - тихо повторил Моцарт, осев на пол. Итальянец всегда называл Вольфганга "Маэстро", когда злился или же попросту был расстроен, но опять-таки, эти расстройства всегда были связаны с юным гением.
Я сам не понимаю, как я могу с тобой жить... Видимо я безумно сильно тебя люблю... Люблю, поэтому и живу. И буду жить. Всегда. Потому что ты мой... Моцарт грустно усмехнулся, поднявшись с пола и бесшумно направляясь в прихожую.
- Знаешь почему я живу с тобой? - Вольфганг обнял любимого со спины, целуя напряжённую шею. - Потому что очень сильно тебя люблю. Все твои всплески обид и злости  - такая же неотъемлемая часть, как и радости. Это всё ты. А значит, это есть я... - - обойдя диванчик, Амадей присел у ног Сальери, бережно беря в свою руку его ладонь и прикасаясь к ней губами. - Каким бы ты не был - ты часть меня. И я просто не выживу без тебя... - незаметно одной свободной рукой юноша достал из кармана брюк небольшую коробочку, вытащил из неё кольцо и надел его на палец мужчины, вновь запечатлив на руке поцелуй. - Бог будет свидетелем, как сильно я тебя люблю. Ты мне дорог любым...

Отредактировано Wolfgang Amadeus Mozart (19-03-2014 00:04:41)

0

17

И правда, зачем ангелу Моцарт? Но мозг упрямо не желал признавать сей факт, все еще теребя нервную систему мужчины. Сердце ныло. Не от боли физической, а от душевных мук. Как он мог так поступить с тем, кого любит? Видит Бог, он не хотел. Это все эмоции, шок и стресс. Антонио закусил губу, сжимая руку в кулак, стараясь заглушить бурю в душе.
- Знаешь почему я живу с тобой? - его терзания прервали руки Амадея, что обняли его и нежный поцелуй, коснувшийся шеи. Мужчина немного расслабился, внимательно слушая юношу. - Потому что очень сильно тебя люблю. Все твои всплески обид и злости  - такая же неотъемлемая часть, как и радости. Это всё ты. А значит, это есть я...
Буря в душе взревела с новой силой. Антонио рвано выдохнул, чувствуя, как перехватило дыхание. Тем временем Вольфганг мягко коснулся губами его ладони. Сальери смотрел на юношу полным вины взгляда. В самом деле, тому сегодня пришлось нелегко. Вернее им обоим. Ведь Антонио мог отправиться в Ад, ибо Рая его грешная душа не заслужила. Его спасли. Можно представить, какую боль испытал Вольфганг, а капельмейстер подливает масла в огонь!
- Прости меня... - хрипло прошептал он. Боль и вина в его глазах сменились удивлением, когда на безымянный палец скользнуло обручальное кольцо.
- Бог будет свидетелем, как сильно я тебя люблю. Ты мне дорог любым... - вина захлестнула с головой. Антонио решительно притянул к себе юношу, усадив его на колени и со страстью впился в его губы жадным поцелуем, прося таким образом прощения за все. - Прости, Вольфи... Прости, я такой дурак... - на миг отстранившись от своего гения, Антонио аккуратно поставил того на ноги. Надо сделать все по правилам. Присев на одно колено, мужчина взглянул на Моцарта, и тихо, с чувством произнес:
- Вольфганг Амадей Моцарт, ты выйдешь за меня? Пусть у меня нет кольца, нет подарка для тебя в этот день, позволь мне искупить свою вину и позволь сделать тебе предложение связать наши судьбы нерушимыми оковами брака?

+1

18

- Прости, Вольфи... Прости, я такой дурак... - Сальери отстранился от юноши,насторожив его. - Вольфганг Амадей Моцарт, ты выйдешь за меня? Пусть у меня нет кольца, нет подарка для тебя в этот день, позволь мне искупить свою вину и позволь сделать тебе предложение связать наши судьбы нерушимыми оковами брака?
Амадея словно в ледяную воду окунули. Он просто не верил своим ушам. Возможно ли такое на самом деле? Или же это просто сон? Несколько минут Моцарт просто стоял на месте, воткнув в итальянца изумлённый взгляд. Он ведь подарил кольцо как талисман, напоминание о юном гении... Нет, сказать честно, Вольфганг не раз задумывался о женитьбы, но Сальери ни разу не заикался об этом, а начинать разговор первым на эту тему юноша не решался. А тут...
Пытаясь удержать новые всплески эмоций, Моцарт сдержанно улыбнулся, кивнув.
- Вольфганг Амадей Моцарт с радостью принимает Ваше предложение, Антонио Сальери. - но долго сдерживаться Вольфганг не смог. Широко улыбнувшись и тихо взвизгнув от восторга, юный гений бросился обнимать любимого.
- Я об этом так давно мечтал... Антонио, я тебя безумно сильно люблю, ты знаешь это. И сейчас, здесь, я клянусь тебе в вечной любви и вечной верности... - Моцарт нежно коснулся губ Сальери, вовлекая его в поцелуй...

Конец.

0


Вы здесь » Crossover: Dreamland » Our Days » God, please, save me.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC